nodeath
эпизод недели
агнцы и козлища
администрация проекта: Jerry
Пост недели от Lena May: Ну, она б тоже с удовольствием покрасовалась перед Томом в каком-нибудь костюме, из тех, что не нужно снимать, в чулках и на каблуках...
Цитата недели от Tom: Хочу, чтобы кому-то в мире было так же важно, жив я или мертв, как Бриенне важно, жив ли Джерри в нашем эпизоде
Миннесота 2024 / real-live / постапокалипсис / зомби. на дворе декабрь 2023 - март 2024 года, прежнего мира больше не существует, а за стенами неких Дистриктов правят зомби. будешь ли ты мириться с Новой системой или бороться против? главное, держись людей и не восстань из мертвых.
вверх
вниз

NoDeath: 2024

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NoDeath: 2024 » Triggerfinger » [28.12.2023] Fall of Rushmore


[28.12.2023] Fall of Rushmore

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

:Fall of Rushmore:
https://i.imgur.com/oTCpGw5.gif https://i.imgur.com/mPwgtbB.gif https://i.imgur.com/Kv3vp6f.gif https://i.imgur.com/k59LbwW.gif

:ДАТА И ВРЕМЯ:
28.12.2023

:ЛОКАЦИЯ:
Лаборатория Рашмор


[!] Последняя волна зомби на Рашмор. Оставаться там небезопасно. Объявляется срочная эвакуация находящихся внутри, но зомби уже пробились внутрь лаборатории, пожирая всех на своем пути.

:Игровая очередь: Samira Ahmadi, Walter C. Mahoney, Кейт Флитвуд

[!] внимание игроки! на написание постов не будет выставляться ограничение по срокам, но условно помните, что на пост вам дается 3 дня.
[!] в случае, если игрок задерживает очередь, а кто-то из игроков хочет написать пост - можете писать. игрок, чья очередь стояла в этот момент, не будет пропускать круг, а напишет пост после желающего или пропустив пару людей перед собой.
[!] итог эпизода: падение Рашмора. зомби прорываются внутрь лаборатории. дабы защитить исследование, Т'чалла, Самира и один из докторов вколят себе экспериментальные препараты, прежде чем успеют покинуть лабораторию. что-то вырвется из нее и последует за теми, кто спасся.

+3

2

Мередит сидела за столом, в окружении кипы бумаг и выслушивала очередной отчет полевой группы. Перед ней не стоял агент, привыкший работать на улицах Третьего района, не гнушавшийся редкими спусками в тоннели под бывшим Миннеаполисом, это был офисник, в идеально отглаженном костюме, чистой речью, не оскверненной десятиэтажным матом и повадками менеджера среднего звена, а не бывшего морпеха, орущего чуть что о своей доблести и патриотизме. Хитрый и скользкий, с заискивающей улыбкой и кусочком петрушки, застрявшем между передними зубами. Голова просто раскалывалась, таблетки оставлены дома, на прикроватной тумбе, - Фил ушел рано, не напомнил прихватить с собой мини-аптечку, - и теперь единственное, что она могла делать, это смотреть на гребанную зеленуху в его гребанном рту, не затыкающемуся ни на секунду!
- Это все? – Он слышит свой голос и понимает, что просто рычит. Сегодня её снова будут величать какой-нибудь Сукой и Стервой, но ей откровенно плевать. Где-то там, в столе секретарши по любому завалялась пластинка с белыми пилюлями, что уберут эту адскую пытку и она сможет мыслить нормально. Лёгкая, слегка вальяжная речь резко меняется, словно он шел по тропинке и споткнулся о камень и теперь ему предстояло удержать равновесие. Короткое «да», такое сдавленное и приглушенное, сказало многое о положении Морино. Неужели она часто взрывалась, что её так боялись? – Свободен! Скажи Кэтрин, чтобы зашла ко мне.

Телефон Филиппа не отзывался приятным баритоном с очередной шуткой или обращением в стиле: «Да, Повелительница моей жизни!». Приятный женский голос сообщил, что абонент не может взять трубку, поэтому предложил пообщаться с бездушным автоответчиком. Нет, это точно не для неё. Глава SPC выдохнула и, воодушевив себя самостоятельно, без поддержки супруга, шагнула в двери конференции зала, где любезный секретарь настроил связь с лабораториями Рашмора и её непосредственным руководителем. Что сегодня она скажет? Ой, простите, Геката улизнула от нас, когда мы прибыли к церкви, там были только трупы мексиканского картеля. И нет, мы все ещё не знаем, как они на шаг впереди нас. Внутри все замирает, цепенеет и она чувствует холодную лапу страха, что скручивает кишки. И почему, каждый раз такое происходит? Потому что они все время требуют. Одно дело искать террористов, устанавливать мир и порядок, вычищать улицы от опасных элементов, не прошедших проверку на вирус и несущих живую угрозу, - бомба замедленного действия, способная рвануть при первой же шальной пуле в Третьем и тогда начнется Хаос, как было с Дистриктом 5, - другое – отвозить людей к горе, словно крыс или кроликов. Хотя, честно, Мередит не знала, что гуманнее – отослать на опыты или выбросить за Стены.
Отдернув строгий пиджак, натянув легкую, деловую улыбку, она толкнула прозрачную дверь, входя в кабинет, где уже сидели её заместители и главы отделов, допущенных к информации о деятельности лабораторий. И да, Морино не была дурой, она знала, что их кормят крохами со стола обширной информации. SPC всего лишь механизм исполнения воли, впрочем, как и Совет. По сути, большая часть власти находилась у руководителей секретного проекта и как бы женщина не билась, на какие хитрости не шла, она так и не приблизилась к тайне Рашмора.
- Добрый день, коллеги! - Отголоски головной боли поскреблись в затылке и отступили, позволяя мыслить чисто и ясно, наблюдать и делать выводы. Разговор будет длинным.

Машина останавливается у самого крыльца многоэтажного, элитного дома. Швейцар с широкой улыбкой на круглом, темнокожем лице, словно мячик, скатывается со ступенек, спешит встретить жильца.
- Джон, завтра меня заберет Смит, у меня короткая командировка, так что возьми выходной. Оплачиваемый. Спокойной ночи. – Она не любила вести машину сама, слишком много мыслей в голове, чтобы сосредоточится на дороге.
- Есть, мэм. – Кивает шофер, глядя в зеркало заднего вида.
В это же время для неё любезно открывают двери, приветствуют, интересуются, как прошел день, пока сопровождают вверх по лестнице и, наконец, открывают двери, желая самой сладкой ночи, как бы невзначай сообщая, что супруг уже вернулся домой. Мэри сдержанно отвечает, не скатываясь в грубость и торопится к лифту. Их пентхаус на последнем этаже и, чтобы кабина вас туда довезла, нужен специальный, магнитный ключ.  Мягкий подъем вверх, в то время, как желудок стремится вниз под действием силы тяжести, а сознание улетает далеко, в прошлые часы, изучая все, что произошло на собрании. Странно, все было очень странно и, если честно, ехать на встречу ей совершенно не хотелось. Радовало, что дома она отвлечется, а когда соберется с силами – поговорит с Филиппом, поделится вектором своих размышлений, найдя, в очередной раз, поддержку.
Полутьма квартиры обволакивает, пахнет разогретой едой и мужским одеколоном после бритья. Забавно, они не раз обсуждали, что каждый чувствует лишь присутствие другого: он замечал её парфюм, она – его туалетную воду. А ещё женщина, даже не откидывая одеяло, могла сказать, ел ли муж в постели печенье, которое она прятала от него на верхней полке. Шутка заставляет улыбнуться, вопрос же остался проигнорированным. Каждый раз он выдумывал разные имена, многие черпал из отчетов или её записной книжки, в которую нырял с завидным постоянством, но не из-за ревности, а с целью украсть несколько контактов для себя. У них не было секретов, по крайней мере, на это надеялась Морино – слишком долго жили вместе, чтобы хранить тайны. Фил был в курсе всего, что знала его жена, а она прекрасно знала о каждой сделке ходячей головной боли.
Скинув пальто и пиджак, бросив сумку на пуфик и стянув с уставших ног каблуки, она прошлепала вперед, села на подлокотник и медленно скатилась к нему на колени, обнимая за плечи, уткнувшись носом в шею. Минута тишины и покоя, а затем игривое настроение брюнета заставляет сменить позу, вот только флирт сменяется серьезностью, и он возвращает её с небес на землю.
- Рашмор требует моего личного присутствия на завтрашней передаче террористов. – Ей не хотелось ехать, она не желала видеть все, что там происходит. Чем больше жертв требовала гора, тем в меньшей степени верилось в праведность и правильность их действий, вопросы, возникавшие день ото дня, не находили ответов и это не просто смущало…

[nick]Meredith Marino[/nick][status]I am the SPC[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0f/75/159/10637.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/0f/75/159/796455.gif[/sign][prof]<b>SPC</b>[/prof][text]<div class="lz"><a href="ссылка на анкету" class="ank">Мередит Морино., 51</a><lz>Я — меч во тьме; я — дозорный на Стене; я — щит, охраняющий мир людей. Я отдаю свою жизнь и честь SPC в этот день и во все грядущие!</lz></div>[/text]

- Отставить! Приказа на болтовню не было! – Резко осаживает подчиненных женщина, поправляя пиджак, накинутый на плечи. За её спиной стоит конвой из отобранных полевых агентов SPC, все с безупречным послужным списком, участвовали в боевых действиях как до апокалипсиса, так уже и в стенах Дистрикта, когда Геката вышла из-под контроля, устроив бесчинства на улицах. – Отвечать только когда вам лично обращаются! В остальных ситуациях стать глухими, немыми и слепыми. Ясно?
- Да, мэм. – Слаженно отвечает команда, устремив взгляды точно перед собой. Сейчас они поняли, что работа началась. По дороге им позволяли перекидываться шутками и чесать языками, с момента, как за спинами закрылись тяжелые, стальные двери началась все изменилось.
- Мистер Морино, держитесь лейтенанта Фостера, пожалуйста. – Впереди замаячили фигуры, к ним спешили встречающие, те, кто заберет многочисленные ящики и, что самое главное, уведет пленных.

+4

3

[nick]Samira Ahmadi[/nick][status]работает АНБ[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/0f/75/15/69084.jpg[/icon][prof]<b><a href="ссылка">SPC</a></b>[/prof][text]<div class="lz"><lz>бывший оперативник АНБ, 34 года.</lz></div>[/text]

Она впервые среди тех, кто сопровождает перевозку заключенных из Дистрикта. Ходят слухи - а в Департаменте слухи никогда не бывают просто слухами - что Леди-Босс лично отбирает тех агентов, что получат доступ в Рашмор, прежде, наверное, с этим могло сравниться только приглашение в Белый дом. Самира так себя и чувствует - как будто ее в Белый дом пригласили, или как Золушка, отправляющаяся на бал, и в ней этого волнения через край, приходится следить, чтобы его не показать, прятать поглубже, и пока другие агенты перешучиваются в вертолете, Самире не до болтовни.
У чертовой Золушки были ее чертовы туфельки, зато у Самиры глок в наплечной кобуре и чувство, что ее карьера пошла на взлет и не превратится в тыкву с двенадцатым ударом часов. Все благодаря "Гекате" - может, прозвучит нелепо, но Самира прекрасно отдает себе в этом отчет: не окажись она в тот день в полицейском участке, атакованном террористами, не видать ей этого допуска в святую святых, и не последнюю роль сыграло то, что именно она первой добралась до Т'Чаллы и получила информацию о ранее неизвестных штабах Бейли. Благодаря "Гекате" и Т'Чалле, если уж начистоту, ну, Самира считает, что отплатила ему добром на добро: он жив, получил срок вместо смертного приговора, и выглядит, когда занимает свое место в "сикорски", не так уж и плохо.
И пялится на нее так, как будто у них соседние кресла и можно поболтать, чтобы скоротать время в пути.
Ну что ты на меня пялишься, думает Самира сердито, пока в вертолет загоняют и остальных, пока вертолет не поднимается под гулкие блуп-блуп лопастей с небольшой площадки, укрытой от ветра за стеной.

Вот бы выглянуть в иллюминатор, взглянуть на то, что осталось от мира за границами зоны безопасности спустя три с половиной года с начала апокалипсиса, потребовавшего разгерметизацию проекта времен холодной войны - но "сикорски" не "амэрикан эйрлайнз", даже леденцов нет, и Самира сглатывает и сглатывает, пока ощущение заложенности в ушах не проходит: у нее не складываются отношения с высотой, но она, разумеется, скорее язык себе откусит, чем признается в таком, и чтобы не изображать натужный энтузиазм, участвуя в попытках перекричать гул лопастей, она притворяется, что дремлет все два часа полета.
Уснуть ей, разумеется, не удается - попробуй усни на высоте почти двух миль - зато она задается вопросом, зачем Рашмору потребовались заключенные. Для чего - разве не достаточно легальной рабочей силы, что приходится допускать в высший командный центр, мозг и сердце Соединенных Штатов, того, что от них осталось, бывших террористов?
Не то чтобы Самира ставит под сомнение решение принимаемое совсем на других уровнях, однако эта задачка помогает ей отвлечься, даже расслабиться, только вот и к концу перелета ответа у нее нет, а вопросов, на которые у нее нет ответов, Самира не любит.

Вертолет опускается в центре крупной "Н", площадка для посадки почти незаметна среди скальной породы,но пилот знает маршрут. Под семью тоннами хрустит тонкий ледяной наст - даже несмотря на специальное покрытие площадки, в конце декабря погода берет свое, отвоевывая у технического прогресса часть достижений - и лейтенант, первым спрыгивающий с подножки, едва не подскальзывается, хватается за ледяной металл полозьев двери, выдыхает в холодный воздух отчетливое "Блядь!" в клубах пара, вырывающегося изо рта.
Это слегка снимает напряжение, кое-кто посмеивается, негромко упоминает дурную примету. Самира, отстегивающая наручники заключенных, чтобы они могли покинуть вертолет, торопливо выкидывает это из головы - не бывает дурных примет, бывает банальная неуклюжесть.
Леди-Босс - или Альфа-Сука, как величали Мередит Морино за глаза даже среди агентов - обрывает вспышку неуместной веселости, конвой, будто живой организм, собирается в установленный порядок: посередине заключенные, вокруг агенты, в стороне груз в одинаковых ящиках без какой-либо маркировки.
Здесь холоднее, чем в Дистрикте - сказывается высота, должно быть - но под облегченной тактической разгрузкой Самиру бросает в жар, когда после короткого перехода конвой оказывается за массивными дверями из литого металла, отрезающего их от дневного света. Светоотражающая линия на полу сопровождается неброской подписью "к лабораториям - к вертолетной площадке".
Низкое гудение питающих лампы генераторов похоже на раздражающий звук бор-машины за стеной приемной, в которой ты ждешь своей очереди к дантисту. Самира несколько раз встряхивает головой, пока не догадывается, что это за звук, и заставляет себя вертеть головой, разглядывая грязно-белый тоннель, ведущий куда-то вглубь горы, должно быть, к лифтовым шахтам. Лампы, хоть и расположены через каждые несколько футов, не могут дать достаточно света - здесь и хамви мог бы проехать, со знанием дела заключает Самира - так что противоположный конец коридора теряется в тенях, а потом из этих теней под лязганье появляются люди, одетые в темную одинаковую форму без знаков отличия.
Но, очевидно, кое-какие отличия есть.

- Мэм, - перед Мередит Морино останавливается один из встречающих - ему лет пятьдесят, короткая армейская стрижка не скрывает седины на висках, но, судя по всему, до отставки ему еще далеко. - Ситуация изменилась. Вы не сможете вернуться в Первый до особого распоряжения.
Он мажет взглядом по Филиппу, коротко кивает ему без особого энтузиазма, очень знакомого Самире, не понаслышке знающей, что такое инстинктивная неприязнь армии к тем, кто, по их мнению, только мешается под ногами, затем осматривает ящики и впервые кажется довольным.
Дергает подбородком - и даже этого жеста достаточно, чтобы стоящие за ним люди принялись подхватывать ящики и проворно двигаться назад, туда, откуда и появились.
- Следуйте за мной.
Самира меняет свое первоначальное мнение: никакая это не "Золушка". Это больше похоже на "Волшебника страны Оз" - и родной Канзас остался позади.

Подпись автора

you play stupid games, you win stupid prizes

+

+3

4

Его люди знают, что делать. Подхватывают ящики за боковые ручки, молча уходят по коридору туда, откуда появились. Длинный коридор практически гасит шум их шагов, и Уолтер уже привык к тому, как тихо может быть в переходах между уровнями. Как может быть спокойно, если вам по душе спокойствие такого типа - мертвое спокойствие. Немногие способны выдержать его длительный срок, так что пришлось отказаться от идеи совершенной изолированности: специалистов набирают из Первого Дистрикта, ближайшего к Рашмору, на полугодовые сроки, обеспечивают их легендой, защищающей от ненужных вопросов в Дистрикте, обеспечивают консультациями со штатными психологами, основной задачей которых является отслеживание любых депрессивных признаков...
С разнорабочими и низкоквалифицированным рабочим персоналом, к счастью, можно не церемониться: им отпуска не положены, а сроки наказания, определенные для них судопроизводством Дистрикта, едва ли подразумевают какую-либо свободу в итоге; работа не каторжная, заключенные здесь вовсе не рабы на галерах, чтобы умирать прямо на веслах, однако у многих, попавших в Рашмор не по своей воле, почему-то возникает стойкая непереносимость местных условий, приводящая к попытке побега и смерти в итоге, да и к тому же, есть лаборатория. Всегда есть лаборатория, и иногда Уолтер думает о ней как о ненасытном бездонном чреве, способном только жрать, и жрать, и жрать...
Штатный психолог пришел бы в восторг, расскажи ему Уолтер даже о части своих фантазий, только вот это для самого Уолтера значило бы выход на пенсию, досрочный и бесславный, и кто бы тогда взялся за работу Уолтера?
Уж не Мередит Морино ли?

- Надеюсь, вы не против небольшого отпуска в моей компании, предлагаю отнестись к этому именно так, - продолжает Уолтер на ходу, позволяя себе что-то вроде шутки, раз его люди, наверное, уже на полпути к лифтам. - Чуть позже я объясню, что происходит. Сколько вас? У всех, я полагаю, допуск не ниже среднего? Мередит, вы знаете, что Совет иногда склонен закрывать глаза на протокол ради сиюминутных интересов, но здесь, в Рашморе, мы относимся к таким вещам куда серьезнее. Если чей-то доступ ниже требуемого уровня, это ваш просчет.
Он обращается к Мередит, но смотрит на Филиппа: эту породу дельцов Уолтер знает и не любит, и уж точно не счастлив привечать мужа своей бывшей заместительницы, настолько напоказ гражданского, на капитанском мостике нового ковчега.
- Почему так мало заключенных? - задает Уолтер следующий вопрос, когда отводит взгляд от Морино. - Разве вас нельзя наконец-то поздравить с победой над "Гекатой"?
В конце концов, в этом и состояла основная миссия SPC - и основная задача Мередит, а она не торопилась выкурить крыс из их нор.

- Генерал! - его прерывает полковник Самтер, держащийся в отдалении и внимательно прислушивающийся к едва разборчивому бормотанию рации в руках. - Генерал, группа Эхо докладывает: прорыв ликвидирован, но они потеряли сортировочную. Они запрашивают подкрепление, но группа Браво не отвечает.
Уолтер куда пристальнее оглядывает конвой, сопровождающий Морино и заключенных.
- До отмены чрезвычайного положения ваши люди поступают в мое распоряжение, - за последнюю неделю он затребовал из Дистрикта более двух сотен человек, увеличив таким образом личный состав Рашмора в четыре раза, и, несмотря на проявляемое недовольство Совета, планирует затребовать еще такое же количество агентов с подходящим уровнем допуска, и если Совет снова заартачится, именно Мередит Морино по задумке Уолтера и должна стать его правой рукой в Дистрикте, обеспечивающей нужды Рашмора.
Друзьями они, возможно, и не были, но в уме и здравомыслии Уолтер ей никогда не отказывал.
- Надеюсь, у вас нет клаустрофобии, - говорит Уолтер без улыбки Филиппу, когда двери лифта закрываются за ними, а свет в кабине на краткий миг гаснет, чтобы тут же загореться вновь: замкнутая система Рашмора перераспределяет нагрузку на сети.

[nick]Walter С. Mahoney[/nick][status]осторожно, двери закрываются[/status][icon]https://i.imgur.com/RP4IXKc.jpg[/icon][prof]<b>Rushmore</b>[/prof][text]<div class="lz"><a href="ссылка на анкету" class="ank">Уолтер Си Махоуни, 57</a><lz>Бывший директор АНБ, ныне глава объединенной оперативной группы киберкомандования США.</lz></div>[/text]

Отредактировано Robert Butler (2022-02-09 16:34:27)

Подпись автора

Не будь побежден злом, но побеждай зло добром

+3

5

Чтобы выйти из «красной зоны» в «оранжевую», а оттуда перейти в «зеленую» у Кейт Флитвуд ушло не меньше двадцати минут. И дело было не в количестве ярдов, отведенных под лабораторию, ей случалось работать и в более просторных помещениях, а в протоколе безопасности, который тут, в Рашморе, был вместо Библии, Корана и Торы.
- Спасибо, Энни.
В руках к Кейт оказалась чашка кофе, она надеялась, что успеет выпить пару глотков, прежде чем ей придется нацепить улыбку и встречать гостей. Хотя, каких гостей. Это они тут гости. Или, скорее, кухня – работа не останавливается ни на минуту, работают в три смены, крутятся центрифуги, мигают цветными огоньками стерилизаторы, люди а белых костюмах медленно, как под водой, двигаются за стеклянными стенами, пластиковыми перегородками. Воздух сухой и пахнет, едва уловимо, чем-то едким, отчего к концу дня будут чесаться глаза. Можно, конечно, добавит хвойную отдушку, но толку-то...
- Ваш доклад.
Кейт морщится, но берет папку – в ней шесть листов. Ну, не доклад, это Энни преувеличила, но, скажем так, выжимки. Цифры, графики, сводки. Доклад, разумеется, уже на столе у Уолтера Махоуни и написан куда более развернуто, а это так, для быстрых ответов на быстрые вопросы, если вдруг Кейт что-то забудет. Вряд ли, конечно, Флитвуд способна держать в голове большие куски информации, касающейся работы (и тут же забывать все, что к ней не относится), но Энни, ее помощница, благослови ее бог, волнуется за Кейт больше, чем сама Кейт.

- Спасибо, Энни, ты мне очень помогла.
Энни меняет тревожное сияние на счастливое сияние, улыбкой Энни можно освещать лабораторию. В другое время она бы, может, пригласила Энни пообедать – целую жизнь назад.
Ну ладно – Энни и правда помогла. Помогает с того дня, как они занялись изучением нового вируса. Свой кофе Флитвуд получает вовремя, как и свой обед, ее бумаги и записи в компьютере в идеальном порядке. Долгое время Кейт считала, что чистые рубашки самозарождаются в ее шкафу сами по себе, но оказалось, что и этот аспект ее жизни Энни взяла на себя, отправляя грязное в прачечную и забирая оттуда чистое.

Кейт еще раз пробежалась глазами по столбцам, чтобы убедиться, что все верно. Экспериментальная вакцина.
То, что беспокоит всех больше всего, то, что сейчас важнее всего, и их торопят, постоянно торопят, как будто в сутках не двадцать четыре часа, а тридцать шесть, как будто люди могут работать по две, три смены и не падать от усталости и напряжения. Но каждый раз, когда Кейт отвечает, что они делают все, что могут, работают на пределе всех ресурсов, человеческих и технических, ей дают понять, что этого недостаточно.
Больше результатов, быстрее. Еще быстрее, вы же понимаете, Флитвуд, что на кону?
Она бы обошлась без этих патетических мотивирующих речей, она бы лучше потратила это время на работу в лаборатории, но тут командуют военные, и вот это вот словесное дерьмо – неизбежная часть существования на их территории, под их бдительным присмотром. Так что она молчит, кивает, потом говорит что-то, подобающее случаю, и возвращается к себе.
Ну, есть надежда, что сегодня обойдемся без намеков, что лаборатория не торопиться оправдывать возложенное на нее доверие.
У них есть, мать ее так, вакцина.
Экспериментальная.
Но вакцина.
Они все же загнали "капитана шустрика" (как панибратски зовут вирус здесь, в лаборатории) в пробирку.

Она успевает допить свой кофе, прежде чем звук лифта извещает ее о том, что торнадо приближается.

[icon]https://d.radikal.ru/d12/2111/54/3d2423b40e62.jpg[/icon][nick]Кейт Флитвуд [/nick][status]Флитвуд, твою мать[/status][prof]<b>Rushmore</b>[/prof][text]<div class="lz">Кейт Флитвуд, 38 </a><lz>руководитель исследовательского направления С23-N</lz></div>[/text]

Отредактировано Lena May Kane (2021-11-29 11:41:08)

+5

6

[nick]Samira Ahmadi[/nick][status]работает АНБ[/status][icon]https://i.imgur.com/ry6VR0h.jpg[/icon][prof]<b><a href="ссылка">SPC</a></b>[/prof][text]<div class="lz"><lz>бывший оперативник АНБ, 34 года.</lz></div>[/text]

- Со мной девять оперативников, - без удовольствия отвечает Мередит на вопрос генерала Махоуни, едва они обмениваются вежливыми кивками. - Зачем они вам, Уолтер? Разве Рашмор испытывает нехватку личного состава? И что за чрезвычайное положение?

На шутку - шутку ли? - о клаустрофобии никто не отвечает. Лифт движется вниз, в самое чрево горной породы, у Самиры чуть закладывает уши, а между лопаток появляется ощущение легкой щекотки и с каждым оставленным выше уровнем оно все усиливается, пока не становится едва стерпимым.
Самира передергивает плечами под легкой разгрузкой, переступает с ноги на ногу, будто ее блохи кусают, привлекает к себе внимание одного из солдафонов из сопровождения генерала Махоуни, покрепче сжимает губы и оборачивается в попытке установить источник этой нервозности, едва лифт останавливается и они оказываются в пункте своего назначения.
И напарывается на взгляд Т'чаллы, тяжелый какой-то взгляд, полный обвинения и еще чего-то, как будто злости.
Деланно равнодушно отворачивается, держась рядом с Мередит Морино - хочет побольше узнать о том, для чего они здесь, особенно именно здесь, это же лаборатория, судя по редким встреченным людям в белых медицинских халатах? Судя по тому, как оглядывает Леди-Босс, она тоже впервые в лабораториях, и это беспокоит Самиру не меньше, чем слова Махоуни о неком прорыве.
Первая ее мысль, разумеется, о Гекате - что каким-то невероятным образом террористам Бейли удалось проникнуть в Рашмор, и она снова косится на Т'чаллу, прикидывая, не может ли все это, и арест, и сотрудничество, быть хитрым ходом, чтобы оказаться здесь.

Здесь все выглядит как в школьной столовой эпохи пандемии - столы, стеклянные перегородки, есть даже кофейный аппарат. Только вот запах - как будто воздух много-много раз пропустили через ионизатор, так и хочется убедиться, что гроза пройдет стороной.
Самира следит за Мередит и Махоуни, отошедшими в сторону - и, наверное, одна из первых замечает, как меняется лицо Морино.
Сначала на нем проступает недоверие, затем шок, следом растерянность, перерастающая в панику - паника, впрочем, тут же гасится, не иначе как усилием воли, но голосом Леди-Босс владеет чуть хуже, чем лицом.
- Это исключено! Система замкнута, зараженные не могут проникнуть сюда! - говорит Мередит так, будто собирается убедить в этом Махоуни. - Совет знает об этом? Почему я не в курсе?!
Зараженные.
Она сказала "зараженные".
Официально зараженными называли сейчас только одну группу лиц - тех, в чьем организме сочетание вакцины и вируса дало невероятный эффект, вернувший их к жизни.
Зомби, кожееды, кусаки, ходячие - те, кто остался за пределами Дистриктов. Зараженные - и сама идея Диктриктов заключалась в том, зараженные никогда не проникнут внутрь стен.
Не удивительно, что Мередит Морино не смогла сдержать реакции. Удивительно другое: почему даже она не знала об этом.
- Они уже здесь?! - продолжает выяснять Морино, больше не заботясь о том, чтобы понизить голос. - Почему не проводится эвакуация? Уолтер, чего вы ждете?!
Она поворачивается, меряет идущую к ним женщину - высокую блондинку со строгим лицом в белом медицинском халате - взглядом, полным возмущения.
- Как это случилось? Откуда? Все ваши догадки оказались ошибочными? Существует иной путь заражения?! - требует она ответа.

Подпись автора

you play stupid games, you win stupid prizes

+

+1

7

[nick]Walter С. Mahoney[/nick][status]осторожно, двери закрываются[/status][icon]https://i.imgur.com/RP4IXKc.jpg[/icon][prof]<b>Rushmore</b>[/prof][text]<div class="lz"><a href="ссылка на анкету" class="ank">Уолтер Си Махоуни, 57</a><lz>Бывший директор АНБ, ныне глава объединенной оперативной группой киберкомандования США.</lz></div>[/text]

В отличие от Дистриктов, созданных только ради спасения населения Штатов в ситуации конца света, комплекс в Рашморе должен был функционировать ради выполнения совсем другой задачи: ради борьбы с причиной апокалипсиса.
Это первоочередная задача, и Уолтер не отступал от нее ни на йоту в течение этих трех с половиной лет, и визит Мередит Морино и ее возмущение неполной информированностью мало на что влияет.
Она просто не понимает. Все они, эти мужчины и женщины в Советах Дистриктов, не понимают, что на карту поставлено куда большее, чем благополучие городов-убежищ. Будущее, если у Америки вообще есть будущее, не за Дистриктами, а за Рашмором, за тем, что происходит в лабораториях, за проводящимися исследованиями, которые нельзя прерывать ни на минуту, чтобы не потерять прогресс.

- Здесь я отдаю приказы! - парирует Уолтер. - Совет управляет Дистриктом, но вы больше не в Дистрикте, Мередит!
Она сама выбрала крайне неудачное место для визита, сама настаивала, чтобы явиться лично, да еще и притащила Филиппа. Уолтер мог отказать, мог даже не впустить прилетевших в комплекс и оставить их на вертолетной площадке, как неугодных гостей на пороге. Это вызвало бы подозрения, но в своей власти в Рашморе Уолтер уверен, как уверен и в верности тех солдат, которые сейчас сдерживают живых мертвецов, идущих в Рашмор по тоннелю, связывающему комплекс с Четвертым дистриктом.
Совет Первого еще не знает о падении Четвертого; Уолтер распорядился объяснять потерю связи неполадками в самом Дистрикте, однако понимал, что на длительное время этого объяснения не хватит. И все же, если то, над чем они бьются последние недели здесь, в лабораториях, окажется не просто призрачной надеждой, потеря Четвертого не будет иметь никакого значения.
Даже то, что мертвецы штурмуют Рашмор, больше не будет иметь никакого значения, потому что у живых появится оружие намного эффективнее и действеннее, чем любое количество патронов или полков.

Они уже здесь.
Должно быть, для тех, кто привык за три года к безопасности Дистрикта, купленной невероятной ценой гибели большей части населения Америки, эти слова и правда кажутся настоящим кошмаром; Уолтер видит, как на лицах тех, кто явился с Морино, отражается неверие, будто зеркалом отражающее реакцию самой Мередит.
Они уже здесь.
Для Уолтера это не неожиданность, он знал, что однажды этот момент настанет, и все, что они здесь делали, то, ради чего он и возглавил это место, было лишь гонкой с неминуемым. Успели ли они, вот что важно.

- Полковник, - Уолтер обращается к Самтеру, ждущему его распоряжений. - Забирайте солдат, прибывших сегодня. Сортировочную необходимо удержать, иначе мы окажемся отрезаны от Первого. Остатки группы Браво знают, что делать, все, кто спасется, придут на сортировку.
Сортировка - главный железнодорожный узел, связывающий все Дистрикты с Рашмором, если не удержать сортировку под контролем, мертвецы отправятся по тоннелям дальше, в другие города-убежища, и ближайшим окажется Первый.
Несомненно, Морино тоже это понимает, и Уолтер не тратит время на дополнительные объяснения, когда вновь оборачивается к ней.
- Жду?! Вот этого, - он указывает на приближающуюся женщину.  - Ее. Я жду здесь ее, и вы тоже. Все выжившие нашей страны ждут ее и результатов ее работы, Мередит. Я не мог отдать приказ об эвакуации, даже когда мертвецы из Четвертого оказались в тоннеле, ведущем сюда, иначе ей пришлось бы начинать сначала, и на это вновь ушли бы месяцы, годы. Вот чего я жду, Мередит.
И Флитвуд прекрасно знает об этом.
- Доктор Флитвуд, расскажите миссис Морино, чего вы добились. На что уходили ресурсы, поставляемые из Дистриктов, ради чего сейчас внизу умирают мои люди, защищая вас и вашу работу.

Отредактировано Robert Butler (2022-07-31 14:39:32)

Подпись автора

Не будь побежден злом, но побеждай зло добром

+2

8

[nick]Кейт Флитвуд [/nick][status]Флитвуд, твою мать[/status][icon]https://d.radikal.ru/d12/2111/54/3d2423b40e62.jpg[/icon][prof]<b>Rushmore</b>[/prof][text]<div class="lz">Кейт Флитвуд, 38</a><lz>руководитель исследовательского направления С23-N</lz></div>[/text]

Флитвуд очень интересно, есть ли у Махоуни папка с такими вот фразами: все выжившие нашей страны; на что уходили ресурсы из Дистриктов; ради чего умирают люди. Впрочем, может быть он прошел какие-нибудь курсы, где ему на подкорку записали все это, все эти речевые блоки, да еще с нужными пафосными интонациями – хоть сейчас снимай патриотический ролик с Уолтером Си Махоуни. Ужасно раздражает, но привыкаешь ко всему – вот и она привыкла.
- Добрый день, сэр, господа, добро пожаловать на наш этаж, - гостеприимно улыбается она, исключительно чтобы побесить немного Махоуни и дамочку, которая накидывается на нее с вопросами, и которая выглядит так, будто забыла выпить утром свою таблетку.
Что поделать, у нее не так уж много развлечений, если бы не работа – можно было бы сойти с ума от скуки.
- Могу я предложить вам кофе, или хотите перейти сразу к делу?
Энни с гостеприимной улыбкой (еще одна из комплекта улыбок Энни) держит стеклянный графин с кофе, не зная, к кому первому подойти, Кейт освобождает ее от затруднений, машет рукой – дескать, кофе потом. Дамочка смотрит на нее с чем-то, похожим на священной безумие в глазах, но Кейт не видит причин не выпить кофе – даже если их ждет эвакуация, на чашку кофе время всегда найдется.
- Итак, коротко, чем мы тут занимаемся и куда идут ресурсы, поставляемые из Дистриктов. Коротко – мы создаем вакцину. И я рада сообщить, что экспериментальный образец С23-N создан и готов к применению. Мы синтезировали первые двадцать доз – закончили буквально только что Программа записана, так что процесс можно будет повторить в условиях любой лаборатории, если там будет все необходимое. Были проведены испытания на наших «гостях». Введенная незараженным, вакцина эффективна на сто процентов. При укусе наблюдается лихорадка и некоторые неприятные побочные явления. Изучить вопрос подробно у нас не было времени. В крови укушенных вакцина демонстрирует существенное замедление развития вируса, в среднем, от шести до десяти часов и прослеживается динамика. Уверена, мы найдем сочетание компонентов, которое не только защитит, но и излечит, но не сегодня, к сожалению.

Им есть чем гордиться – считает Кейт – им всем, работающим в этой лаборатории по двадцать часов в сутки. Она, конечно, стояла буфером между своими сотрудниками и Махоуни, выслушивая от него все это – про «время не ждет» про «каждый должен сделать все, что может, и даже больше». Ободряла своих людей. Хвалила. Возвращала им веру в успех после очередной неудачи. Но с усталостью, обычной человеческой усталостью, ничего поделать не могла – только отправлять тех, кто совсем перегорел, выспаться. Еще – поблагодарить каждого за работу, как она сделала сегодня, предполагая, что вряд ли у кого-то из сегодняшних гостей лаборатории найдётся на это время и желание.
- Отвечая на ваш вопрос, мэм, - поворачивается Флитвуд к истеричной дамочке. – Других путей заражения, кроме уже известных на сегодня, не существует. Вакцина защитит вас в случае укуса, царапины, или попадания телесных жидкостей мертвецов на слизистую или в открытую рану. Скорее всего, через какое-то время вам понадобится ревакцинация, но как скоро, через год или десять лет, я сказать не могу, у нас не было времени на столь углубленное исследование экспериментальной вакцины. Еще вопросы, дамы и господа, или кто-то из вас пожелает вколоть себе вакцину и стать первым добровольцем?
В принципе, Кейт уже решила стать первым добровольцем – кто-то же должен, но. Как часто напоминал ей Махоуни – они тут лишь наемные служащие, на которых уходит чертова пропасть ресурсов, а право принятия всех решений принадлежит ему. Так что Флитвуд готова уступить эту честь – стать первым добровольцем – просто чтобы посмотреть, так ли крепки яйца Махоуни. Кончено, они опробовали вакцину на преступниках из Дистрикта – на их «гостях», но экспериментальная вакцина потому и зовется экспериментальной. Что возможны сюрпризы. Эта, например, крайне нестабильна. Хранить ее можно только в холоде. Прямой солнечный свет разрушит соединения за считанные секунды. Так что о массовом производстве рано вести речь.

Отредактировано Lena May Kane (2022-02-07 15:54:49)

+1

9

[nick]Samira Ahmadi[/nick][status]работает АНБ[/status][icon]https://i.imgur.com/ry6VR0h.jpg[/icon][prof]<b><a href="ссылка">SPC</a></b>[/prof][text]<div class="lz"><lz>бывший оперативник АНБ, 34 года.</lz></div>[/text]

Как выясняется, ее догадки насчет прорыва оказываются в корне не верны, но Самира понимает, почему так поражена, неприятно поражена Морино. Сама идея прорыва зараженных внутрь периметра, признанного безопасным, противоречит тому, для чего создавались Дистрикты, для чего были принесены немалые жертвы, и, как оказывается, они были принесены напрасно.
Мертвецы из Четвертого, говорит генерал Махоуни. Из Четвертого Дистрикта.
Кажется, он располагался где-то на просторах Небраски, поставлял не менее тридцати процентов провизии, распределяемой по остальным городам-убежищам. Если Четвертого больше нет, потребуется новая система перераспределения ресурсов...
Мысль нелепая. Не сама по себе - хотя едва ли Самиру пригласят на заседание Совета, посвященное этому вопросу - она нелепа из-за того, что прямо сейчас не является главной проблемой.
Судя по тому, о чем говорят Морино и Махоуни, мертвецы подпирают метафорические ворота в Рашмор, прямо сюда, и хотя Самира не в курсе, как устроен сортировочный узел Рашмора, из слов Махоуни можно догадаться о многом, если внимательно слушать, а уж во внимательности ей сейчас не откажешь, Самира будто вся в слух обратилась, чтобы ни пропустить ни слова, ни единой интонации.
И получает супер-приз: слова о результатах работы присоединившейся к ним женщины.
На ней не форма, на ней белый халат, и ей, кажется, абсолютно наплевать на то, что сортировочную прямо сейчас атакуют мертвецы, пришедшие из Четвертого дистрикта.
Возможно, потому что между лабораториями и сортировочной мили коридоров, прерываемых стальными блочными дверями, а может - и Самира не исключает и такой вариант - все они здесь, в Рашморе, немного чокнутые.
Кто-то же изобрел этот вирус, самый первый, и выпустил его в мир - а затем такой же яйцеголовый ученый изобрел вакцину, которая должна была лечить, но вместо этого решала вопрос куда радикальнее, так что о каком-то однозначном доверии к людям в белых халатах для Самиры и речи не идет.

Морино складывает на груди руки, качает головой на немой вопрос женщины с кофейником, молча слушает, но для того, кто хорошо знает Мередит, очевидно, что из того, что она слышит, ей многое не нравится.
- Значит, вы нашли лекарство? - переспрашивает Мередит, игнорируя тон доктора Флитвуд - разобраться с этим у нее еще будет время, а Флитвуд нужна  живой и работоспособной, раз ради ее работы Махоуни не прекратил функционирование лабораторий. - Почему Совет не в курсе?
Она исключает вариант, при котором не в курсе только она - однако, судя по всему, работа над новой вакциной всегда была приотритетной задачей Рашмора.
Вот для чего они отправляли в Рашмор преступников, отвечает сама себе на незаданный вопрос Мередит.
Не только ради низкоквалифицированной работы по обслуживанию скального комплекса, но и для того, чтобы местные ученые могли ипытывать продукты своей деятельности на незараженных, заражая их в процессе опыта и наблюдая за результатом.
Что же, выходит, кое в чем Декстер Бейли был прав, и эта мысль Мередит совсем не веселит.
Как не веселит и предложение - это же оно? - Флитвуд. Стать добровольцем? Позволить вколоть себе толком не испытанный препарат?

- Смелый вопрос после того, к чему привела предыдущая попыта вылечить весь мир, - парирует Мередит. - Смелый и дискуссионный. Полагаю, я смогу найти для вас добровольцев, не считая тех, кого мы привезли сегодня, но...
Она нервно поправляет манжету делового пиджака, но это единственный нервный жест, который Мередит себе позволяет после первой вспышки, вызванной слишком невероятными новостями.
- Уолт, - они слишком давно знакомы и слишком долго работали вместе, и сейчас Морино не видит смысла в формальностях, - дайте мне два дня. Я организую все необходимое в Дистрикте и мы сможем эвакуировать лаборатории, практически не помешав работе. Сколько вы еще продержитесь? Я пришлю еще людей.

Подпись автора

you play stupid games, you win stupid prizes

+

0

10

[nick]Walter С. Mahoney[/nick][status]осторожно, двери закрываются[/status][icon]https://i.imgur.com/RP4IXKc.jpg[/icon][prof]<b>Rushmore</b>[/prof][text]<div class="lz"><a href="ссылка на анкету" class="ank">Уолтер Си Махоуни, 57</a><lz>Бывший директор АНБ, ныне глава объединенной оперативной группой киберкомандования США.</lz></div>[/text]

Экспериментальный образец закончен.
Уолтер выжег бы эти слова на скале над вертолетной площадкой, чтобы они веками служили напоминанием человечеству, всей его выжившей части, о том, что оно пережило, и о том, какую цену пришлось заплатить за то, чтобы выжить.
Он чувствует гордость за себя, за каждого в лаборатории, из-за того, что они это сделали, и позволяет этой гордости быть. Да, образец экспериментальный, толком не проверенный, и возможны ошибки, противопоказания, побочные действия, но если и так, это шаг, огромный шаг в правильном направлении, но пока это первый образец, о котором Флитвуд говорит как о чем-то, что заслуживает внимания: он прошел первые этапы проверки, и прошел удачно, и теперь у человечества появился настоящий шанс.

Но для этого, разумеется, придется поработать, и Уолтер не считает, что его служба окончена.
А еще считает, что Морино все же не понимает, с чем они тут каждый день имеют дело.
Он прекрасно узнает эти нотки воодушевления в ее голосе: она наверняка уже предчувствует, как отправится к Совету с докладом о достигнутых целях, но ее заслуги здесь нет и не будет. Она занималась Первым, но Уолтер делал здесь работу совсем другого порядка: Мередит боролась за тех, кто живет сейчас, а Уолтер обеспечивал человечество выживанием в будущем.
- У меня всего семьдесят человек и зомби вторые сутки идут в Рашмор бесконечным потоком. Мы больше не можем удерживать сортировочную, если люди не прибудут сегодня же. Два дня - слишком долгий срок. Потеря сортировочной отрежет Дистрикты друг от друга. Но что намного хуже, за два дня ты не сумеешь устроить лабораторию требуемого уровня. Доктор Флитвуд, какого уровня лаборатория здесь?

Дистрикт может похвастаться комфортом, который для многих в центральной части сохранился на прежнем уровне, и большая часть того, что производится в других Дистриктах, оседает в Первом, который по умолчанию считается главным, но медицинское оборудование наилучшего качества сосредоточено в Рашморе. Флитвуд, может, и похожа на инопланетянку, и слишком зациклена на своей работе, но другого такого специалиста нет среди выживших, и, возможно, не было во всех Штатах, иначе бы ее здесь не было, и она здесь в единичном экземпляре.
Как и лаборатория: Уолтер лично подписывал некоторые сметы, и знает, какую часть бюджета вложило правительство в этот проект, который должен спасти человечество.
И так и будет; Уолтер не собирается войти в историю как человек, позволивший человечеству проиграть.
- В Рашморе действует чрезвычайное положение. Вы останетесь здесь, пока я его не отменю. Связаться с Первым можете из центра управления, Мередит.

Подпись автора

Не будь побежден злом, но побеждай зло добром

0


Вы здесь » NoDeath: 2024 » Triggerfinger » [28.12.2023] Fall of Rushmore


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно